Город Hue. 1 — 2 мая

Farmstate — Don Hoi — Hue
Путешествие на поезде. Гробницы города Hue. Цитадель. Царская жизнь

Снова ранний подъем без завтрака. На часах 5.00. Надо собрать чемоданы (вечером было в лом) — сегодня мы выдвигаемся на 100 км южнее. Опять без завтрака. Надо сказать, что в этом смысле Farmstate жлобское место — завтраки не включены в стоимость проживания. Хотя в такую рань, завтрак все равно не приготовили бы. Зато есть бесплатный чай и растворимый кофе.

Грузимся в басик. По старой традиции вьетнамцы грузят его до упора. В басике нас четверо, русских и пара европейцев (и наш нехилый багаж, естественно). Подвеска у басика абсолютно убитая. Англичанин вещал всю дорогу — сразу получил прозвище «птица говорун». За час дороги он рассказал девушке-попутчице все свое путешествие, будущие и настоящее. Нам пришлось все слушать поневоле.
Приехали на вокзал за сорок минут. Зашли в местную забегаловку-кофе — поели супчику Фо, выпили кофейку. К отправлению набилось много местных. С боем взяли поезд, погрузились.

В Hue мы ехали на местном поезде SE3. Есть всего три основных поезда, которые идут с севера на юг (SE01, SE02, SE03) и наоборот (Hanoi — Ho Chi Minh). Поезд идет почти 40 часов. Но мы едем небольшой кусок из Dong Hoi до Hue. Это всего пара сотен километров и около четырех часов дороги.
Во Вьетнаме все перемещения по дороге из точки А в точку Б происходят очень неспешно. Если бы мы проделали этот же путь на такси, то результат бы был плюс-минус 40 минут. Поэтому на большие расстояния во Вьетнаме нужно только летать (хотя есть любители ночных sleep bus).
У нас был мягкий сидячий вагон с местами (6$ за билет в кассе, 17$ за бронь через местное турагенство. Доставили билеты прямо в гостиницу).

Сиденья стоят очень близко друг к другу и откидываются назад как в самолете. Вьетнамцы умудряются вытянуться во всю длину и поспать. У нас другие габариты. Катастрофически не хватает ни ширины, ни длины.
Есть и еще одна чисто азиатская штука: при нехватке мест в проходе ставятся маленькие пластиковые стульчики и на них сидят пассажиры, мешая всем проходящим пассажирам.
Поездка на поезде рассматривалась нами как аттракцион.

Мелькает пейзаж. Поля, деревушки, речки. Приехали — Hue. Выгружаемся. Недавно лил дождь.
Вышли с перрона. По старой вьетнамской традиции при выходе еще раз проверили билеты. Проверили бы и багажные билеты, но не получилось — на багаже не было бирочек (в каждом аэропорту проверка бирочек и посадочного талона обязательна — не выкидывайте его, покидая салон самолета).
Ищем заказанный трансфер до гостиницы. Никого нет. Тут начинает лить дождь как из ведра. Обходительный вьетнамский дядечка посоветовал укрыться в здании вокзала. И не зря. Полил дождь. Выясняется, что наш водитель ждет у другого выхода. О том, что их целых три, мы узнаем постфактум. Но мы указывали номер вагона, наш водитель мог и сообразить. Грузимся. До гостиницы 30 минут неторопливым шагом. Но идет дождь и у нас чемоданы. Денег за трансфер гостиница так и не возмет.

Гостиница Saigon Morine. Мы здесь останавливались совершенно случайно два года назад и совершенно не пожалели об этом. Построена Виктором Мориным почти сто лет назад в французском колониальном стиле. Три этажа выходят на центральный мост и две прилегающие улицы. Гостиница имеет четыре звезды, но мне, кажется, что это сделано для того, чтобы платить меньше налогов.
Заходим в номер: он тот же, что и два года назад: 210. Быстро переодеваемся, принимаем душ и в город.
У нас масса дел. Первое и самое важное покормить нас с Юликом. Перекусываем в ресторанчике-поплавке в форме лотуса. Сидим на верхней веранде. Вид на реку. Вкусно. Но начинает моросить дождик. Возвращаемся в гостиницу. На ресепции узнаем, где можно купить удочки.
Едем на такси, заодно в ближайшей оптике заказываем мне очки: 3500000 донгов, те 5000 руб. Симпатичная оправа, уверяют, что хроматические корейские линзы. На следующий день будут готовы. Покупаем две удочки, катушки, леску, и всякую мелочь.
Выходит чуть больше двух миллионов (ок 100$). Заходим на рынок, покупаем мангустин — самый лучший фрукт, одно огорчение поспевает к сезону дождей — весне. Зимой и осенью бывает редко, стоит дорого.
Наш таксист ждет нас, чертяка. Садимся и едем обратно.

Пока нас не было возле гостиницы произошли изменения. Улицу частично перекрыли дорожные полицейские и напротив гостиницы выстроилась колонна вьетнамцев в национальных костюмах. Тут и мужчины в цветастых одеждах с транспорантами и девушки в платьях с птичьими гнездами на голове. Сегодня закрытие фестиваля: мы успели к самому началу и все действо начинается под окнами нашей гостиницы.
Начинает идти дождь. Выносят дракона впереди процессии и спектакль начинается. Мы знали о фестивале, но не знали деталей — нам просто крупно повезло. Зажгли факелы и фаейры. Мы провожаем взглядами процессию и возвращаемся в гостиницу. Переодеваемся в сухое, опять в город.

Дождь кончился. Внизу, на набережной грандиозные гуляния.
Прямо на асфальте разложили товар многочисленные продавцы. Тут и детские игрушки, сувениры, сланцы-вьетнамки и разная всячина. Чуть в отдалении, палатки с народными промыслами: резьбою, мебелью, вышивкой и тд. Между всем этим расположились передвижные продавцы: надувные шарики, мороженое, поп-корн.
Я почти сразу теряю Машу. Звоню по телефону, она объясняет, что первая лестница от моста (и дурно пахнет). Возвращаюсь к мосту и спускаюсь под мост (пахнет нормально). Там передвижная столовая: шашлычки, рис, лапша. Все шквырчит, варится, подаривается. Тут же рядами стоят маленькие пластиковые стульчики для едоков передвижного общепита. Однако Маши здесь нет. Звоню вновь, мне объясняют, что я идиот, что там, где меня нет, и дурно пахнет и по этой причине Маша отошла от предидущего места метров на пятидесят дальше (куда дальше не уточняет). Все здорово, но привязки к местности по-прежнему нет. Это, по-моему, чисто женская черта: долго и эмоционально описывать место с той точки, в которой находится описывающее это место особь, без учета того, что человек, которому все это рассказывает видит это же место несколько под другим углом зрения (или не видит совсем). Прошу дать Юлика, попутно выясняю, что лестница к реке находится в паре сотне метров (и мне, естественно, не видна) и по всей видимости используется местными, как бесплатный туалет. Прохожу по набережной и нахожу своих. Туристов практически не видно в толпе вьетнамцев.

Проголодавшись, возвращаемся к нашему лотосу-кормильцу. А в гостинице лобстеры по 699 килодонгов с носа (так их и не попробовали!). Мы же опять поужинали в бетонном лотосе, чем бог послал. Мне послал некоторое подобие пиццы. Потом выяснилось, что меня действительно кормили местным вариантом пиццы. Валим спать.

Утро по-привычке наступает в шесть утра и без будильника. Моемся, бреемся и в бассейн. В бассейне никого и неожиданно теплая вода, похоже, что есть подогрев (или так тепло по ночам). В душ и на завтрак. Завтраки в Saigon Morin необыкновенно хороши. Об этом напоминают заметки из прессы, перепечатки из которых выполняют роль салфетки на белоснежной скатерти. Моего познания в английском хватает, чтобы понять что особенно хвалят местный супчик Фо. Я отрываюсь на сыре и круассане.

После завтрака у нас экскурсия. В наш пакет (спецпредложение от гостиницы) входит экскурсия. Мы попросили, чтобы наши две пары объединили, но дали транспорт повместительнее. Нам дали микроавтобус на 10 посадочных мест. И англоговорящего гида Тянь. Мы должны договорились посмотреть две гробницы: Tu Duc (король просветитель, типа нашего Петра I) и Khai Dinh (король — изменник в глазах вьетнамцев, ибо во время его правления страна стала колонией Франции). Первая гробница — огромный храмовый комплекс с парком, прудом, островом в пруде для охоты и т. д. Вторая гробница — хорошо сохранившееся одинокое здание на вершине лестницы.
Останавливаемся посмотреть на то, как в деревне делают благовонные палочки.
Просим Тянь отвезти нас в местный ресторанчик. Мы заезжаем в (потом посмотрю в FourSquere). Забавно, но ценник на спиртное выше, чем в нашем любимом лотусе-поплавке. Кухня так себе. Причем так себе, именно местная кухня. Возвращаемся в гостиницу.

Бассейн, душ, спускаемся вниз. Берем велорикш и едем до Цитадели. Мы заранее спросили на ресепции, сколько стоят рикши, но не стали заранее торговаться с ними. До Цитадели 10 минут пешком. В первый раз, когда я ехал на рикше, то испытывал чувство, которое воспитала советская пропаганда: вот неприкрытая эксплуатация человека человеком. Однако, спустя некоторое время, до меня дошла одна простая истина. Эти велорикши крутят педали на своих почтенных великах из года в год. Много лет. У них нет другой работы — только эта.

Кормим сомиков в пруду (Машино любимое развлечение — кого-нибудь покормить). В Цитадели садимся в электрокар (за отдельную денежку). Он объезжает Запретный город по периметру, куда пешком обычные туристы не забираются. Возвращаемся к центральному павильону.
Машуля высказывает делание побыть немного царицей. Сказано-сделано, тем более, что стоит это недорого. Кто тут в цари крайний? На наше счастье все разбежались. И нас фотографировали на троне.

Возвращаемся к нашим рикшам (типа договорились с ожиданием). Едем в гостиницу.
И тут нас начинают жестко разводить: типа 750 тыс донгов — это за поездку и ожидание, с каждого (те 3 ляма за всех). С учетом того, что нам сказали в гостинице — 100 т донгов в один конец: это просто запредельная наглость. Просто оставляем миллион на всех. Судя по лицам: они и этого не очень ожидали, но торговаться надо было в самом начале.
Я забираю очки из оптики.

Есть предложение (Машино, конечно) посмотреть панораму города с самой высокой смотровой площадки-бара. Golden Royal отель явно претендует на пять звезд. Все красиво, богато, вызолочено, но по-азиатски слишком аляповато. Есть казино. Лифт быстро поднимает нас на 16 этаж. Выходим на открытую веранду. Она обнесена невысоким стеклянным заборчиком. Немного страшновато (этажи немаленькие). Подхожу к краю, внизу расширяется веранда еще одного этажа. Уже не так страшно. Заказываем коктейли. Качество коктейля не очень, зато цена с учетом такого вида — практически даром! На крыше кроме нас еще одна-две компании, те практически никого нет. Быстро темнеет.
Неожиданно город тает в дыму. Откуда такой сильный смог? Машино предположение о том, что вечером крестьяне специально поджигают солому на своих полях от предидущего урожая. Официант говорит, что это действительно так. Город тает в дыму и темноте.
На самом верху прячется небольшой храм. Выясняется это совершенно случайно. Я углядел маленькую лесенку на этаж выше, когда ходил в туалет. Спрашиваем у песонала, можно ли подняться на верх. Да, можно. На самом верху рядом с антенами сотовой связи притаился маленький храм. Совсем стемнело.

Спускаемся с высотки и гуляем по городу. В поисках места, где перекусить находим ресторан, где мы обедали. Это целая улица сплошных ресторанов и не очень дорогих гостиниц. Пьем местное водянистое пиво. Еще один бар. Здесь действует правило счастливого часа: коктейль, заказанный из специального списка дублируют дважды. Коктейли из списка совсем никакие. Но у нас с собой было. Десять капель местного рома делают коктейль коктелем, а не безалкогольным нечто. Заказываем ведерко коктейля с кучей трубочек. Это ведерко надо пить коллективно. От выпитого безумно смешно. Мы смеемся все. Наши лица в какой-то синюшности от безумной неоновой рекламы бара. Наша веселье заражает официантку. Но все портят внезапно налетевшие москиты. Они жрут нас за ноги и заставляют искать другое место. С помощью телефона-навигатора мы находим правильное направление и идем в сторону гостиницы. Уже совсем ночь. Уже половина двенадцатого. Завтра мы едем в Hoi An.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить