Пещеры — начало. 29 апреля

Утро третьего дна отпуска было хмурым. Подъем в шесть утра (3 утра по Москве) был тяжелым. Некоторые запросили воды и аспирин. И это был не я:) Вчерашний праздник жизни явно удался.

Но на душе было паршиво — это все-таки я вчера не проверил молнию и на рюкзаке и про…ал удочки. С этим настроением я просыпался два раза: по будильнику на 6 утра (-3 часа по Москве) и в 7.15. В половину восьмого мы окончательно проснулись и после утреннего моциона пошли завтракать. Утренний супчик Фо поднял настроение. Поскольку толмачом для заказа вызвался я, я, конечно перепутал мясо с курицей. М-м-м съели и с мясом, даже очень ничего.


На девять утра был запланирован велопробег Париж-Дакар. С учетом того, что в последний раз на велике я катался за пивом на даче год назад у меня были некоторые сомнения.
У Машули был более обширный и богатый опыт веловождения — прошлым летом она отрывалась в Италии. Велопутешественников набралось 21 человек. Из них одна пожилая пара китайцев, две семьи с двумя детями.
Долго читали вводную. Я понял, что европейцев абсолютно не понимаю, особенно англоговорящих.
Намазались кремом и выбрали китайских двухколесных друзей. Тормоза символически наличествуют. У Машули очень сексуально похрюкивающий велик.

Поехали. Дорога дрянь, особенно возле геста. Но об этом предупреждали. Местами велик было бы проще везти ножками. Сзади группа сопровождения с запасными великами. Не внушает.
Жарко. Очень жарко. Крутим педали. В водной что-то говорили о 8-ми километрах, но гугл утверждает о 12-ти. Правда, мы едем дорожкой, по которой не ездят автомобили.

Дорога так себе, трясет. На байке было бы намного комфортнее. Едем. Несколько остановок. Поворачиваем, едем вдоль реки. У вьетнамцев сегодня праздник, наверно, самый большой праздник, больше, чем Новый год. День воссоединения Севера и Юга, день изгнания американцев, день независимости. Несмотря на праздник, в полях на работе много народа. На иностранцев на великах смотрят как на диковинку. Нас в группе 21 человек. Доезжаем на лодочной станции. Наш гид говорит, что именно эти места особенно пострадали во время войны. Американцы выжигали напалмом горы и поливали диоксином. Сейчас все зарасло, следов войны не осталось. В поле видны воронки от авиабомб. Покупаем билеты. Садимся на две лодки. Плывем полтора часа. Вылезаем, вода небесно-голубого цвета. Река заканчивается/начинается входом в пещеру.

Купаемся. Одеваем спасательные жилеты. Получаем налобные фонарики и идем в пещеру. Уходим все дальше и дальше от входа. Давно включили фонари. Плывем. Я выпендрился — у меня гидромешок с фотиком, кошельком и телефоном. Мешок дико мешает грести, свободна одна рука. Чертов спасательный жилет сполз с живота на голову. Я явный оутсайдер в этом заплыве. Плывем метров 400–500. Река заканчивается (уходит куда-то в темноту). Наш гид долго и проникновенно рассказывает сколько лет каким отложениям (много), что здесь водится рыба и все такое прочее. Я понимаю с пятого на десятое. Я опять скорблю о своем английском. Выключаем фонари — далеко позади светлое пятно у входа в пещеру. В пещере воздух одновременно влажен и сух. От дыхания происходит кондиционирование пара. Как у нас на холоде. Плывем обратно. Возвращаемся к входу. Здаем амуницию.

Поднимаемся на ланч. Небольшой гест-хауз. Внизу накрыт стол. Довольно бедненький. Рис, немного мяса, спаржа, огурец, тофу. Десерта в виде арбузов-ананасов-бананов нет.

На следующий день мы потом проезжали мимо это гестика. Дорога проходит вдоль реки. Это национальный заповедник. Здесь очень много пешер. Гористая местность. Горя сложены из чего-то с известняком. Известь вымывается водой, образуются пещеры. Пещера, в которую мы опускались находится прямо под дорогой. Туда можно добраться и самостоятельно на байке, в гесте взять на прокат каяк и фонари и добраться до пещеры.

Грузимся на лодку — плывем к другой, цивилизованной пещере. Здесь лестница, указатели, электрическая подсветка. Красиво. Мы немного притомились. А еще крутить педали обратно. Юлик прикупает арбузик (два). Одим отдаем Ольге. Едем обратно. С нами была пожилая пара (китайцев или корейцев). Они поинтересовались, нельзя ли оставить велики (а с нами ехала группа поддержки с запасными великами), а самим взять обратно такси. Наш гид Мартин, сказал, что это сделать незя. Забавно, подумал я, а зачем тогда группа поддержки?

Обратно мы доехали быстрее, чем утром. Моя майка была насквозь мокрой от пота. По дороге выскакивала масса детей и пыталась хлопнуть своей ладошкой по вашей. Все дружно кричали «Хеллоу!». Одна маленькая девочка подарила нам с Юликом по цветку. Маленький мальчик попал пулькой из игрушечного пистолета. Мы были развлечением в их жизни, типа кино.

В гостиницу мы приехали одними из последних. Уже темнело. Через час после нашего финиша приехала-дошла многодетная семейка из Черногории-Словении.
На следующее утро планировался еще более ранний подъем. После ужина ушли спать в десять вечера.

































































Добавить комментарий


Защитный код
Обновить